Самородок из Старых Чешуек

Фото: rgmgl.ru

Николай Матвеевич Антоненко родился в апреле 1930 года в деревне Старые Чешуйки в многодетной семье. В годы Великой Отечественной войны появилось такое понятие как сын полка. Так называли мальчишек-сирот, прибившихся к какой-нибудь воинской части, воевавших наравне со взрослыми. Так вот 12-летнего Колю Антоненко с полным правом можно назвать партизанским сыном. Его мать, Марфа Лаврентьевна, помогавшая в годы оккупации партизанам, была зверски замучена в гестапо. Сирота, спасаясь от фашистов, ушёл в лес, где его и подобрали фронтовые разведчики и передали мглинским партизанам.

Так он стал связным. После освобождения района по направлению военкомата Николай попал в Орловское военное суворовское училище, где проучился четыре года. Но по состоянию здоровья военным ему стать не пришлось. Иная судьба была ему уготована.

С 1946 по 1949 годы парень в Свердловске (ныне Екатеринбург) учится на токаря в училище при турбомоторном заводе («Уралмаш»). 1952–1955 – годы службы в Советской Армии. Служил Николай Антоненко в Кубинке (Московская область) на оборонном предприятии, занимался реставрацией танков «Т-34» и «Т-44» в подразделении таких же, как он сам, умельцев-металлообработчиков.

Николай Матвеевич от природы был наделён многими талантами. С 1961 года и до самой своей кончины (в 2003 году) он трудился в специальном конструкторском бюро по паротурбостроению на «Уралмаше». Его ценили, как уникального мастера-самородка, токаря-универсала, изобретателя и рационализатора. Ценили по достоинству его конструкторскую смекалку и золотые руки. Если есть на свете специалисты, как говорят, «на вес золота», то именно таким специалистом в своём деле и был Николай Матвеевич. Об этом свидетельствуют бесчисленные почётные грамоты и удостоверения на рационализаторские предложения, многие из которых были внедрены на производстве. К тому же он и художником был – по призванию, а не по образованию. Всё свободное время посвящал рисованию, лепке, художественной отделке мебели, которую, кстати, с изумительным мастерством делал сам.

О малой родине своей Николай Матвеевич никогда не забывал. Это благодаря ему в Старых Чешуйках был установлен мемориальный комплекс односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Сделал конструкцию и просто подарил землякам, ведь память цены не имеет. Самого Антоненко похоронили в г. Свердловске – со всеми воинскими почестями, как инвалида войны.

Предлагаем читателям невыдуманную историю, основанную на рассказе Николая Антоненко о своём детстве.

***

… Проезжая в районе Таватуя, Николай Матвеевич увидел настоящую корабельную рощу. Сосны стояли, как свечи, – высокие, стройные. Он так обрадовался, словно земляков встретил. Вышел из машины, заглушил мотор. Земляки и есть. У них на Брянщине точно такой лес.

Любимая в народе песня, посвященная партизанской борьбе против фашистов, начинается словами: «Шумел сурово Брянский лес». Шумел он когда-то и над головой Коли Антоненко, кормил его, прятал, спасал жизнь парнишке, с двенадцати лет ставшему партизаном.

… Фронт катился на восток. Прошли наши – пешие солдаты с серыми от усталости и пыли лицами. И почти сразу в образовавшуюся пустоту хлынули враги. День и ночь на большаке, вдоль которого протянулась деревня Старые Чешуйки, стоял грохот – танки, самоходы, тягачи, грузовики, набитые солдатами. Техника порой шла так плотно, что мальчишки опасались перебегать через дорогу.

– У нас в народе, конечно, беспокойство поднялось, – рассказывает Николай Матвеевич. – Все было непонятно. Такая лавина прет, а где же наша-то сила? Кое-кто только и думал: «Господи, как бы затаиться!».

Антоненко помнит, как хмуро и без боязни смотрела на этот грохочущий поток его мать. Обычная крестьянка, не особо грамотная, беспартийная, с четырьмя детьми, жена фронтовика. Она еще до начала оккупации выбрала свой вариант – стала хозяйкой явочной квартиры Мглинского партизанского отряда.

Марфа Лаврентьевна занималась подбором людей в отряд, искала оружие. Последнее было особенно важно: отряд на первых порах располагал двумя десятками гранат, которыми не все умели пользоваться, несколькими винтовками и мизерным количеством патронов. Оборвалась ее боевая работа трагически быстро.

Николай Матвеевич показал мне вырезку из газеты «Мглинский колхозник». В октябре сорок третьего года, сразу же после освобождение Брянщшины, газета поместила заметку под названием «Патриотка». Приведу из нее несколько строк.

«Трудно поверить, что у рва, рядом с высокими тополями, стояла изба. Только уцелевшие яблони напоминают о том, что здесь когда-то жили люди.

На этой усадьбе четыре года тому назад жила жена фронтовика Марфа Лаврентьевна Антоненко с четырьмя детьми.

Однажды на рассвете к Марфе в избу вошли три партизана. Среди гостей были Иосиф Шепеть и Макар Ляпухов. Они принесли радостные вести о подвигах Красной Армии. Марфа послала детей охранять подходы к дому, а сама принялась угощать желанных гостей. Вдруг дети заметили приближающихся к деревне немцев и сообщили об этом матери. Завязалась перестрелка».

Сам Николай Матвеевич рассказал мне об этом подробнее. Детская память сохранила все детали того утра.

– Мать спрятала наших в подполье. Входят немцы, полицаи и с порога: «Партизан, партизан!». Мать, конечно, отрицает. Они нас растолкали по сторонам, мать ударили прикладом и открыли пальбу по полу. Знают, что партизанам некуда деваться. Потом немцы стали гнать полицейских в подпол. Один полез – с такой неохотой полез – и только вопль его снизу раздался. Немцы видят это дело – такой огонь мощный открыли, только треск стоял. Помню, у порога стояли трое с автоматами и били по половицам.

И тут из подпола выкатывается лимонка. Немцы тут же – за дверь. Им даже в голову не пришло, что не будут партизаны взрывать гранату в избе, где четверо детей и женщина. Тут наши выскакивают, стреляют вдогонку фрицам. Уцелевшие побежали в сторону Мглина, где фашистский гарнизон стоял.

Партизаны говорят:

– Ну, Марфа Лаврентьевна, тебе оставаться нельзя. Собирайся в лес.

А мать по-женски рассудила, говорит:

– Да как же я все брошу и побегу? Детей нужно собрать, продукты, одежду. Идите, догоню.

Партизаны пошли потихоньку вперед, а нас мать отправила к знакомым, в соседнюю деревню. Мы только на горку поднялись – минут десять ходьбы от дома – обернулись, а у нашего дома уже подводы с немцами стоят. Мы прижались друг к другу, смотрим… Они вывели мать, своих убитых подобрали – и в город.

После этого у нас одна дорога была – в лес. Утром раненько-раненько встали и – в путь. День на четвертый или пятый нашли партизан.

Братья Антоненко с их судьбой были не одиноки. Мглинский партизанский отряд называли семейным: здесь можно было встретить даже матерей с грудными детьми. Николай Матвеевич помнит, как в отряд принесли его однофамильца, мальчика Петю, который в свои два года успел посидеть в фашистской тюрьме.

Мглинскому партизанскому отряду посвящено несколько страниц в книге «600 дней в боях и походах». Ее автор, брянский партизан И. А. Ильиных, рассказывает: «Бойцы других отрядов, случалось, подшучивали над командиром Каплиным: «Никак, Василий Ефимович, детский сад собираешься открывать?». На что он отвечал серьезно: «Не бросать же этих мучениц на произвол судьбы. Убивают, сволочи, убивают и младенцев»…

Когда появлялась возможность, женщин с детьми отправляли в советский тыл. Такой же выход предлагала судьба и Коле Антоненко. В отряде у ребят был родственник – брат отца. Коле, как младшему в семье, он сразу сказал:

– С первым самолетом – на Большую землю.

Но ни в первом, ни в следующих самолетах среди пассажиров Коли Антоненко не было. Он знал, что в тыловом детдоме ему будет и теплее, и сытнее, и, главное, безопаснее. Но парнишка почти одновременно потерял мать и старшего брата, семнадцатилетнего Петра, который попал в немецкую облаву. Оторваться от родных мест, от родных людей, потерять их – пусть на время – казалось ему страшнее голода и холода.

Дядя сердился, пугал:

– Волки тебя здесь задерут!

Но в годы фашистской оккупации волками даже маленького мальчика не напугаешь. Так в Мглинском отряде появились три новых бойца Антоненко – двенадцати, четырнадцати и пятнадцати лет. В уже упоминавшейся книге о ребятах сказано коротко и емко: «Все они воевали рядом со взрослыми. В Унечу, Почеп, другие населенные пункты пробирались юные разведчики Ваня и Коля Антоненко. Маленькие, белобрысые, нарочно одеты в рванье и замызганные, они не привлекали внимания, а между тем копили и приносили в отряд такие данные, которых не добыть бы и взрослым».

– Боец Антоненко, выйти из строя!

Коля шагнул вперед.

– За стрельбу без команды объявляю выговор. За диверсию на железной дороге – представляю к награде.

Медаль «Партизан Великой Отечественной войны» второй степени Николай получил уже в суворовском училище. А история тут такая…

Взрывы на железной дороге организовывали несколько групп в отряде: два старичка, которые всегда ходили на диверсии вдвоем, и две молодежные группы – из ребят 16–17 лет, по возрасту не успевших в армию. Среди них выделялся Гриша Веремьев.

– Я на него смотрел как на бога, – вспоминает Николай Матвеевич. – Он всегда был такой спокойный, мужественный. Мог и без отряда, один на фашиста пойти. У него ж немцы всех родичей убили…

Однажды кумир всех малышей в отряде – Гриша Веремьев – взял Колю с собой на «железку».

Нужно было пройти 150 километров по оккупированной территории, неся с собой взрывчатку, боеприпасы, личное оружие, и возле станции Жудилово пустить под откос эшелон. Шли ночью. Под утро добрались до большака Смоленск – Рославль. Гриша, старший в группе, сказал:

– Главное, дорогу перейти незаметно, а там мы во что бы то ни стало днем пойдем.

– Гриша, смотри, там лесок виднеется, – заметил кто-то из ребят. – Мы по нему до самого большака дойдем, а там только перебежать.

– Нет, – отрезал Гриша. – Пойдем только здесь, овражками и полем.

Группа залегла, чтобы понаблюдать за дорогой, и тут из-за поворота один за другим вылетели четыре мотоцикла… Немецкий патруль.

– У них тактика своя, – рассказывает Николай Матвеевич. – По открытому месту спокойно едут. Только с леском поравнялись – бьют вслепую по опушке из автоматов и пулеметов. Гриша-то мудро рассудил, где идти… Мы затаились, лежим. Ребята автоматы к бою изготовили. Раз такое дело – и я в свой обрез патрончик заложил, затвор взвел. Гриша видит – я весь напрягся и, успокаивая, положил свою руку на мою. И тут у нас механически получился выстрел. Понимаете? Лежим, молчим, бледные все. Услышь они выстрел – у нас бы тут кровопролитие было. На счастье, немцы в этот момент лупили вовсю по опушке, да и мотоциклы у них тарахтели.

Только они спустились под горку, мы большак перебежали и уже к вечеру были на месте. Часа в два ночи спустили под откос эшелон. Потом разведка доложила, что он шел с танками и живой силой. Обратно благополучно добрались, только одного из наших ранили в ногу, когда от «железки» отходили.

Коля опасался, что после этого заберут у него обрез. Скажут: «Мал еще!». Личное оружие досталось ему не так-то просто. Сколько просил у командира – не дает. А тут, возвращаясь из разведки, на окраине города увидел группу немцев. Несколько человек играли в домино, а офицер, «такой жирный, мясистый», раздевался у колодца. Коля заметил, как он повесил на гвоздь с внешней стороны караульного помещения кобуру. Помывшись, немец зашел внутрь… Момент был удачный. Игроки в домино бурно смеялись. Коля подскочил, сдернул с гвоздя кобуру и бегом скатился в ров. Прислушался: немцы продолжали смеяться.

Теперь-то командиру поневоле пришлось выдать младшему Антоненко личное оружие – тот самый обрез. Строго-настрого наказал при этом: «В разведку пойдешь – с собой не тащи»…

Уже в сорок втором году партизаны так допекли немцев, что в Германии был составлен документ особой важности – «Наставление по борьбе с партизанами на Востоке». Цитирую:

«Обращение с партизанами и их добровольными помощниками должно быть исключительно суровым. В случае если дело касается трудоспособных мужчин…, тогда смертная казнь может быть заменена переводом в Германию на принудительные работы».

Двенадцатилетний Коля Антоненко, как и многие бойцы Мглинского партизанского отряда, под этот параграф не подходил. Для него исключений не предусматривалось.

А между тем, нужно было делать постоянную партизанскую работу: проносить в город листовки, собирать разведданные, носить «почту» в соседние партизанские отряды.

– Страха почему-то не чувствовал, – говорит Николай Матвеевич. – Ненависть была.

Летом, на второй год войны отряд прорывался через немецкую блокаду. Под вечер остановились у деревни Поповка. Коле дали задание: посмотреть, есть ли в селе немцы.

– Пошел. Смотрю, на центральной улице стоит группа немцев, поют под баян. Рядом – часовой. Подзывает меня: «Киндер, ком!». Лохмотья мои ощупал, в котомку заглянул (туда заранее положили несколько картошек и хлеб). И что-то спрашивает у меня по-своему. Я говорю: «Я, пан, не понимаю». Как он пнет – я так и полетел от него. Упал, схватил, что под руку попало – думал – камень, а оказался комок сухой земли, он у меня же в руке и рассыпался, но я все-таки в него кинул. И тут все немцы, которые пели под баян, громко рассмеялись. Часовой автомат на меня наставил и – «пух, пух!». Показывает, что стрелять будет. Ну, я повернулся и пошел. Еще заметил: мужчина с ними рядом стоял, чисто, по-крестьянски одетый, и лошадь запряженная рядом.

Своим рассказал, сколько мотоциклов насчитал, сколько немцев, как одеты (были немцы в черной форме – каратели, и в зеленой). Вдруг, немного погодя, ведут какого-то мужчину и лошадь под уздцы. Я присмотрелся: да этот тот самый, что с немцами стоял! Я еще, помню, подумал: «Что ж ты, гад, смеешься, ведь свой же, свой?».

Его обыскали, на дне повозки автомат нашли, немецкий. Оказался полицаем из района.

… Мне хотелось подробнее узнать не только о боевых делах отряда, но и о быте партизан. Николай Матвеевич рассказал, как у них строились землянки, как питались партизаны.

– Приходилось и березовую кашу пробовать. Она, когда разварится, на манку похожа, честное слово, сладковатая чуть. Застынет – ножом не возьмешь, цемент. Весной искали прошлогоднюю картошку, пекли «тошнотики». Горяченькие можно было есть, а холодные они на резиновую подметку смахивали: ломай -не сломаешь.

Он рассказывает легко, чуть посмеиваясь, но я уже знаю, что из-за здоровья, подорванного лесной жизнью, Антоненко пришлось оставить суворовское училище. Из суворовского попал в ремесленное, а потом на «турбинку». (Турбомоторный завод им. Ворошилова в г. Свердловске – ред.).

Малую родину навещает постоянно. По просьбе своих земляков отлил на заводе памятную доску для школы: «Здесь учились юные патриоты, павшие в борьбе с фашизмом, бойцы Мглинского партизанского отряда Веремьев Григорий, Козюков Кирилл».

Гриша погиб при взрыве восьмого эшелона, в день своего восемнадцатилетия. Кирюша, отбиваясь от фашистов, засел в колхозный амбар. Немцы подожгли его. Кирилл вышел из амбара, крича: «Сдаюсь, сдаюсь!», спрятав в рукаве гранату. Он не дошел до немцев, от слабости сделав неверное движение, граната взорвалась…

– Из ребят, пришедших в отряд в 16–17 лет, почти никого не осталось, – вздыхает Николай Матвеевич. – Задания им доверяли серьезные, как взрослым. Мужества, ненависти у них было много, себя не берегли. На Брянщине бывали? В город Мглин приедешь – памятник. Много имен. На месте нашей хаты – обелиск. В лесу, на партизанском кладбище, – ещё один. Вся земля в обелисках…

(Автор – М. Сальникова, г. Свердловск, 1984 год. Напечатано в заводской «многотиражке»)

 
По теме
Погарские таможенники отметили десятилетие образования МАПП «Погар» - Газета Вперёд По случаю десятилетия образования в  Погаре  (в связи с историческими событиями, связанными с уходом  СССР)  таможенного поста, в районном Доме культуры собрались ветераны таможни, инспекторы,
19.01.2019
 
 
В Гордеевском  районе ведется работа, направленная на улучшение качества жизни населения - Газета Ударник 17 января в областном Правительстве состоялась встреча Губернатора с руководителями Гордеевского района, в ходе которой были подняты вопросы социально-экономического развития муниципального образования.
18.01.2019
 
Предпринимателей Брянщины приглашают послушать о новшествах бизнес-законодательства - Газета Вестник Центр поддержки предпринимательства ГАУ «Брянский областной бизнес-инкубатор» в конце января проведет семинар для представителей малого и среднего предпринимательства,
18.01.2019
 
Медалью «За заслуги в укреплении правопорядка» награжден сотрудник Управления Росгвардии по Брянской области - Газета Севская правда Ряд сотрудников Центрального округа войск национальной гвардии был награжден ведомственными наградами приказом директора Федеральной службы войск национальной гвардии РФ — главнокомандующего войсками национальной гвардии
18.01.2019
В ночь с пятницы на субботу многие из нас отправятся к водным источникам для того, чтобы набрать крещенской воды, некоторые решатся принять участие в крещенском купании.
18.01.2019 Газета Красногорская Жизнь
IMG 6176 - Администрация Новозыбковского района На центральной площади г. Новозыбкова 19 января состоялась торжественная церемония передачи десяти новых автобусов отечественного производства Новозыбковскому району.
19.01.2019 Администрация Новозыбковского района
Концертная программа «Долгожданная встреча», наполненная народными и эстрадными музыкальными композициями в исполнении автора и певца Виктора Федосова и ансамбля «Славяне»,
19.01.2019 Брянская Учительская газета
29 декабря в 17.00ч. в Доме культуры состоялось музыкальное театрализованное представление – «Новогодние приключения Дедушки Мороза и Снегурочки».
18.01.2019 Газета Жуковские новости
Этот год начался для  юных штангистов нашего района с очередных соревнований, проходивших в БСК «Десна» в городе Брянске.
19.01.2019 Пламя Труда
В праздничные  новогодние дни жители  Гордеевского района принимают активное участие  в культурных,  развлекательных  и спортивных мероприятиях.
18.01.2019 Газета Ударник
Погарские таможенники отметили десятилетие образования МАПП «Погар» - Газета Вперёд По случаю десятилетия образования в  Погаре  (в связи с историческими событиями, связанными с уходом  СССР)  таможенного поста, в районном Доме культуры собрались ветераны таможни, инспекторы,
19.01.2019 Газета Вперёд
Водителям рекомендовано объезжать этот участок Участок Ферганской улицы в Москве в субботу утром оказался снова перекрыт из-за проседания грунта второй раз на этой неделе, сообщается в Twitter Московского транспорта.
19.01.2019 БрянскToday.Ru